Оборудование Astera в «Комедии ошибок» на сцене Базельского оперного театра

Известный режиссёр и хореограф Ричард Верлок обратился к всемирно признанному художнику по свету Ярону Абулафии с просьбой принять участие в работе над его новой балетной постановкой «Комедия ошибок» в швейцарском театре Базеля (Basel Opera House). По творческому замыслу в современной интерпретации рассматриваются вопросы недоразумения и непонимания, поднятые в знаменитой комедии Шекспира, перенесенные на канву реалий цифровой эпохи…

Сюжет также противопоставляет условия жизни богатых и бедных в странах, различающихся по уровню экономического развития: это многоуровневое и глубокое наполненное иронией послание зрителю об общемировом неравенстве, которое транслируется посредством захватывающего искусства движений, музыки и света.

В комплекте оборудования, предоставленного в распоряжение художника по свету, были заявлены 40 пиксельных трубок Astera AX1.

Ярон, несмотря на широкую известность в театральном мире, а также участию в танцевальных и экспериментальных постановках, впервые столкнулся с брендом Astera именно на сцене Базельского театра.

Задолго до постановки художник приступил к изучения имеющегося в наличии оборудования и стал думать о том, как включить AX1 в общую концепцию. В результате Opera House приобрёл также 24 прибора Astera AX3 Lightdrop специально для «Комедии ошибок».

Ярону сразу же понравилась многофункциональность этих приборов и их надёжная работа в беспроводном режиме — на аккумуляторах и с управлением по DMX. 

Кроме того, крутые магниты на нижней стороне прожекторов Astera позволяли с лёгкостью закрепить их прямо на огромной металлической клетке — части индустриальных декораций, разработанных художником-постановщиком Брюсом Френчем. Эта конструкция также использовалась в ряде других постановок, которые шли в Оперном театре в то же время. Поэтому удобные магнитные крепления оказались очень полезны: они дали возможность быстро и удобно монтировать нужное освещение для «Комедии ошибок» каждый день непосредственно перед началом представления.

Не менее творчески Ярон подошёл к оформлению двух контрастирующих сцен. Он использовал освещение для создания и подчёркивания нужного настроения и атмосферы, усиливающих повествование. И основным источником света в его концепции стали как раз светодиодные трубки Astera.

Первая сцена изображает полный опасностей мир временного лагеря для беженцев, в которой AX1 воспроизводят мерцание тусклых ламп дневного света, подчёркивая безрадостную обстановку, а белый свет разной цветовой температуры обыгрывает понижение и повышение уровня угрозы.

Изменяя интенсивность освещения, Ярон добавлял обстановке глубину и ширину. Он также зрительно увеличивал сценическое пространство благодаря оптической иллюзии, создаваемой за счёт того, что некоторые приборы были размещены позади и на расстоянии.

Далее по ходу шоу эти же трубки создавали ярко-красный свет для отображения подпольного мира, где процветали бордели, проституция и торговля людьми… ужасного места, в котором оказались некоторые из беженцев, пытаясь выжить.

Одурманивающий красный свет, полученный благодаря бесперебойной работе источника света и плавному смешению цветов в исполнении трубок Astera, идеально подошел для создания нужной атмосферы в особо тяжелые и неприятные моменты пьесы.

Тридцать две трубки AX1 были установлены с помощью магнитных креплений по внутренней стороне клеток, что позволило Ярону использовать весьма интересные сочетания, которых было бы просто невозможно добиться, используя обычные способы монтажа светового оборудования.

24 компактных прибора AX3, закреплённые на верхних ступеньках декораций, рядом со стеной / забором вокруг сценического пространства, также работали полностью в беспроводном режиме. Они создавали вертикальные линии заливающего света в направлении сверху вниз на задней части сцены. «Эти приборы очень удачно подчёркивали форму и архитектуру сценического пространства», — рассказывать Ярон, который в очередной раз был впечатлён насыщенными цветами в исполнении AX3.

Он в целом использовал осветительные приборы, чтобы обратить внимание зрителя на заборы, клетки и различные преграды, существующие в мире бедных — холодном, мрачном, пугающем, разобщённом и полном ограничений. В мире богатых, трубки AX3 подсвечивали установленную металлическую конструкцию золотым сиянием, что создавало ощущение уверенности в собственной силе, цельности, власти и избранности.

«Необычное освещение сцены, трансформирующее пространство, играло ключевую роль для всей пьесы, поскольку нам нужно было воспроизвести в одной точке множество различных сцен и мест, — объясняет Ярон. — И наша цель заключалась в создании иллюзии и задействовании различных образов так, чтобы зрители могли свободно перемещаться между разными мирами в своём воображении… а не просто смотреть на набор различных декораций».

«Оборудование Astera показало себя крайне надёжным, мощным и очень ярким — при этом я даже не включал их на полную мощность», — делится секретом художник по свету, добавляя, что он собирается использовать эти трубки и для своих будущих работ.

«Комедия ошибок» — это в целом сложная и требовательная к освещению работа. Темп постановки был довольно быстрым, безостановочным и очень живым, поэтому Ярон провёл тщательную подготовку, чтобы убедиться в бесперебойной и плавной работе светового оборудования во время выступления на сцене. 

AX1 и AX3 вместе с остальными световыми приборами программировались с консоли EOS, в результате чего для 90-минутного представления было прописано более 200 кью, многие из которых были медленные, плавные и постоянно меняющиеся… что подчёркивало идею постоянного движения  незаметного, но наполненного глубинным смыслом перехода от одной обстановки к другой.

«Перед нами была поставлена творческая и крайне сложная технически задача, но я считаю, что мы все вместе справились с ней, создав выразительную работу, которую каждый зритель может толковать по-своему», — говорит Ярон. И надо отметить, что критикам пьеса понравилась так же сильно, как и публике!

Ярон работал с талантливой командой профессионалов, включающей в себя художника-постановщика Брюса Френча, дизайнера костюмов Кэтрин Брикхилл, драматурга Грегора Акуна-Похла и композиторов Энтони Дженна и Мартина Слэттери, которые создали мощное и трогательное музыкальное сопровождение пьесы. Музыку исполняет Симфонический оркестр Базеля под руководством дирижёра маэстро Томаса Герцога.

Заведующий постановочной частью Оперного театра Базеля Иоаким Шольц и режиссёры по свету Роланд Эдрих и Гидо Хольцер также обеспечили массу «технической поддержки и вдохновения», и они были теми людьми, которые с самого начала были уверены в необходимости закупки новых AX3.

Отношение Ярона к освещению как к мощному инструменту и драматическому средству одновременно творческое, теоретическое и практическое: «Правильно подобранное освещение помогает нам лучше показать то, что мы уже знаем, и позволяет управлять вниманием зрителя, представляя собой своего рода объектив, сквозь который он смотрит на представление. Освещение заново перестраивает визуальное восприятие реальности и влияет на то, чему мы уделяем внимание в первую очередь. Оно способно по-настоящему «открыть вам глаза»… и убедить вас воспринимать что-либо и думать об этом определённым образом. Поэтому, освещение само по себе — это аргумент, и это не просто слова!»

 

Дополнительная информация:  www.astera-led.com

Перейти к верхней панели